Новости

1 Сентября

«Условия пребывания в стационаре — это средство лечения…»

Источник: «Медицина Петербурга», №15 (234)
Опубликовано: сентябрь 2006 года
Автор: Виктория Захарова

Общеизвестно, что выздоровление больного во многом зависит от условий, в которых он находится. К сожалению, далеко не все стационары города могут похвастаться приемлемыми условиями пребывания, но в некоторых картина постепенно меняется. К их числу относится и 1-я Детская больница.

— Сегодня основная задача нашего высокоспециализированного стационара, который оказывает помощь детям не только Петербурга, но и Ленинградской области, и всего Северо-Западного региона, — говорит главный врач 1-й детской Анатолий Владимирович Каган, — создание комфортных условий пребывания не только для маленьких пациентов, но и для их родителей. Мы давно идем по этому пути, но сейчас этот процесс стал гораздо интенсивнее. Во-первых, потому, что на здравоохранение выделяется больше денег бюджетом, в реконструкция детских больниц соответствует государственной программе «Дети России». Нашей больнице почти 30 лет, и как всякий живой организм, в котором что-то стареет, ее нужно поддержать, и то, что она стала получать больше денег, для нас большое подспорье.

Кроме того, чтобы иметь возможность развиваться и повышать зарплаты сотрудникам, мы очень активно развиваем платные услуги.

К нам приезжает много людей из регионов, и они для нас являются платными пациентами. За них платят спонсоры, родные, работы, территории, с которых их присылают.

Мы также получаем финансовую поддержку от различных спонсорских союзов. Стараемся привлечь международные программы с целью получить гранты, которые тоже дают средства на развитие больницы. Часто стационару помогают родители детей, которых мы вылечили.

Благодаря этому у нас увеличивается количество индивидуальных палат, в которых могут находиться ребенок с мамой. — А не получится ли так, что вскоре для тех, кто не может платить за «повышенную комфортность» вообще в стационарах места не останется?

— Пока улучшение условий пребывания не влечет за собой снижение коечного фонда. Мы расширяем площади за счет ранее не востребованного пространства. Дети не пострадают. Да и для нас важно, чтобы у нас было как можно больше клиентов — в этом заключается наша борьба за рынок. Но в любом случае все удобства должны соответствовать XXI веку и быть во всех палатах, даже если там будет два или три ребенка.

Что касается палат повышенной комфортности, то если бы не было покупательской способности, подобный род услуг не развивался бы. Есть отделения, на которых сервис не востребован, но есть и такие, где спрос на услуги такого рода велик. Например, отделение новорожденных. Многие родители хотят, чтобы к их детям был индивидуальный подход (индивидуальные посты, сестра, иногда конкретный врач), хотя сами находятся в комфортных условиях отдельной палаты и готовы за это платить.

Но мы к предоставлению таких палат подходим очень дифференцированно. Для тяжелых больных они бесплатны. Если палата пустует, то в ней живут ребенок с мамой, которая не в состоянии платить.

Но повторюсь — у нас улучшаются условия пребывания всех детей вне зависимости от материального положения их родителей. Мы хотим сделать так, чтобы в больнице для ребенка было меньше раздражителей, который отрицательно сказываются на лечебном процессе, поэтому все наши новые палаты и отделения строятся так, чтобы пациенты и их родители чувствовали себя здесь как дома. Мы уверены, что условия пребывания — это тоже средство лечения, как и нахождение рядом с больным ребенком родителей. Если в советское время родственникам был ограничен вход в лечебное заведение, то сегодня мы не только приветствуем, когда они рядом с ребенком, но и настаиваем на этом. Родители должны быть информированы, как проходит лечение, чтобы меньше впоследствии предъявлять претензии к медикам. Они сами должны участвовать в лечебном процессе даже на реанимации — ухаживать за больным ребенком, присутствовать во время процедур не только потому, что у нас не хватает младшего медицинского персонала, но и для того, чтобы ... контролировать медицинских работников, заставлять их концентрироваться на лечении малышей. Мы считаем, что присутствие мамы пациента стабилизирует работу медперсонала. Мы вообще большое внимание уделяем профессиональному поведению персонала. В медицине всегда должна быть строгая дисциплина. Нужно соответствовать своей профессии. Здесь не должно быть шатаний и колебаний. Поэтому мы переходим на стандарты оказания медицинской помощи (протоколы), чтобы доктор или медсестра не рассуждали, что стоит делать, а что нет.

— А разве у нас появились стандарты?

— Существуют стандарты, разработанные Минздравом, но они пока плохо работают, и есть стандарты и методики подхода к обследованию и лечению больных на известных кафедрах, которые работают на нашей базе. И это хорошо, т.к. лечебный процесс должен складываться из собственно лечебного процесса и научно-исследовательской работы. Поэтому в нашей больнице есть определенные стандарты и методология исследования больного на догоспитальном этапе в нашей поликлинике, которая принимает до 50 тыс. Больных в год, и методики лечения групп больных на различных отделениям.

В хорошей больнице должны быть правила поведения персонала, стандарты оказания медицинской помощи, высокие технологии и, в конечном итоге, хороший результат.

— А что, у вас так хорошо с кадрами, что можно "винтики закручивать"? А работники не уйдут туда, где им будет легче?

— Поверьте, у нас есть возможность выбирать молодые кадры. Например, из 5-7 интернов, которые к нам приходят, мы оставляем одного-двух. Хотя с выпускниками вузов сейчас сложно. Возможно, что-то изменится, т.к. зарплата меняется на глазах. Например, если недавно дежурство стоила 300-400 руб., то сегодня это 1300-1800. И теперь даже очень известные доктора, которые раньше «подрабатывали» на стороне, стали брать дежурства в «своей» больнице. Мы создаем дифференцированный поход к заработной плате: существует базовая зарплата, выплачиваемая государством, и КТУ, определяющий в зависимости от уровня и компетентности специалиста. Например, по платным услугам могут работать только те, кто находится на достаточно высоком профессиональном уровне. Я надеюсь, что молодые специалисты к нам пойдут. Хотя, конечно, степень обращаемости молодых специалистов в ЛПУ существенно ниже, чем была раньше. Одна надежда на то, что в России наша профессия снова станет престижной.

Помимо стандартизации оказания медицинской помощи, второй нашей задачей является приобретение новейшего медицинского оборудования, овладение новейшими медицинскими технологиями. Это необходимо для того, чтобы больным быстрее поправлялись. Медицину сегодня отнесли к сфере обслуживания, значит, ЛПУ должны жить по законам рынка, т.е. каждая больница должна стремиться быть лучше, чем другие, делать лечебные услуги более качественными и привлекательными, а значит более технологичными.

Поэтому наш ремонт не только косметический, он связан и с приобретением нового оборудования, с созданием специализированных служб. В нашей больнице есть специализированные службы, которых нет в других стационарах. И, может, так не смысла их развивать, так как они дорогостоящие и требуют эмоциональных и умственных затрат, связанных с подготовкой персонала. Мы же готовили своих специалистов 25 лет, но теперь в больнице идет смена поколений, надо передать опыт молодым коллегам, и мы хотим по-новому работать с кафедрами. К сожалению, с 1991 года, когда все боролись за выживаемость, актуальность работы медицинских вузов и колледжей была утрачена, и нужно ее восстанавливать.

А кафедры идет в те клиники, где есть высокие технологии, где работать перспективно и престижно. И у нас именно такая больница. Мы работаем по международным проектам, ездим постоянно за границу обмениваться опытам, и к нам приезжают наши коллеги. У нас постоянная связь с американскими хирургами, поскольку мы работает в области кардиохирургии и неонатальной хирургии, немецкими гематологами. "МП" неоднократно писала о теле медицине, которую мы используем очень широко.

— Какие же изменения происходят в больнице?

— Сейчас идет замена парка оборудования. В свое время это была гуманитарная помощь, потом город кое-что закупал, но оборудования работает 24 часа в сутки, и его возможности подходят к концу.

Мы планируем полное переоснащение отделение кардиохирургии. На это из бюджета выделено около 30 млн руб. Мы планируем также замену всей нашей тяжелой техники — компьютерного и магнитно-резонансного томографов.

У нас подготовлен проект нового отделения гемодиализа и экстракорпоральных методов очищения. Это будет заново выстроенный современный блок.

Сейчас мы заканчиваем реконструкцию наших операционных, что позволит проводить до 5 тыс. Операций в год, приемного отделения, поста инфекционных боксов, блока экстренной хирургии. На ожоговом отделении уже появился новый зимний сад. Вскоре вы наше больницу не узнаете!

Так же считает заместитель главного врача, заведующая амбулаторно-поликлиническим отделением Елена Владимировна Плотникова, которая с законной гордостью показала мне преображающуюся на глазах больницу.

— Сегодня мамы наших новорожденных пациентов живут в отделении с малышом или в отдельном материнском отделении, расположенном на 3-ем этаже. Они целый день ухаживают за ребенком, имея возможность уйти «к себе» поспать, помыться и поесть, — говорит она, — но мы стараемся сделать больше палат, где мама была всегда рядом с ребенком. Наши врачи совместно с психологами СПб ГУ провели очень интересные исследования и доказали, что чем раньше налажен контакт ребенка с мамой, тем лучше он переживает длительную госпитализацию и тем быстрее у него формируется надежная привязанность к матери. Это способствует тому, что у малыша меньше психологических проблем в 3-х-5-ти-летнем возрасти, ребенок и мама лучше понимают друг друга, у них более теплые эмоциональные отношения.

— Отделение для новорожденных частично отремонтировано на спонсорские деньги, — рассказывает Елена Владимировна. Здесь созданы прекрасные условия и для малыша, и для его мамы. Почти готов еще один пост для совместного пребывания "мать и дитя". На него выделил деньги человек, ребенок которого здесь лечился. Он сделал это, увидев, в каких сложных условиях мы пытаемся помочь детям. Но он попросил, чтобы матери здесь находились бесплатно. Условия на посту такие, что мама может приобретать материнские навыки под контролем опытных сестер, учиться пеленать малыша, ухаживать за ним. Сейчас во все детские больницы пускают родителей, но почти нигде нет условий для того, чтобы она в больнице жили.

Отделение реанимации отремонтировано на средства бюджета города. Здесь достойные условия и работы, и пребывания. От этого улучшается настроение у коллектива, появляется желание работать с большей отдачей. А работать на этом отделении очень трудно. Наши медсестры сутками находятся около тяжелобольного ребенка, видят его боль, а порой и смерть. На отделении реанимации самая большая текучесть кадров, психологическую нагрузку выдержать очень трудно.

В реанимации оборудовано несколько стерильных боксов. Есть индивидуальная палата, в которой родители может находиться круглосуточно.

Огромным шагом в повышении качества медицинской помощи стал дневной стационар на 30 коек, который работает в 2 смены. Ремонт здесь проведен на бюджетные деньги. Дети с травмами, ожогами после того, как пройден острый период заболевания, приходят сюда, чтобы продолжить лечение, которое им не могут провести в районной поликлинике. Их день планируется: перевязки, массаж, лазеротерапия, внутривенные введения, обследования, отдых, обед. А потом их родители забирают. Дети не оторваны от семью и поправляются быстрее.

— У нас очень хорошая больница, — сказала в заключение Е.В. Плотникова, — прекрасные врачи и медицинские сестры, отличный коллектив, высокотехнологичное оборудование. Осталось только сделать ее красивой и светлой, чтобы маленькие пациенты поправлялись еще быстрее.

Беседовала Виктория ЗАХАРОВА


Возврат к списку