Новости

20 Февраля

Детский рак — не фатальный приговор

Росбалт, 20/02/2006, Даты, события, обращения 16:50

Детский рак — не фатальный приговор. Если мы вместе будем спасать наших детей!

Около 70% детей, которым поставлен страшный диагноз – рак, могут быть успешно излечены, вырасти, создать семьи, работать и растить детей, и ничем не отличаться от своих сверстников. Детский рак – это не фатальный приговор, современная медицина способна на многое, чтобы противостоять недугу. Надо только вовремя диагностировать заболевание, правильно его лечить. Так утверждают детские онкологи, которые каждый день вместе с родителями заболевших детей борются за жизнь маленьких онкологических больных. Но многое в борьбе за жизни детей, заболевших раком, зависит и от того, насколько все общество уверено, что эта борьба способна принести успех. Что немалые средства, которые требуются для такого ребенка, не будут потрачены лишь на то, чтобы какое-то время поддержать жизнь, а в подавляющем большинстве случаев – на то, чтобы окончательно победить болезнь. Надо менять отношение к фатальности этого заболевания, надо пересматривать возможности для желающих помочь стать донорами для этих детей, надо создавать в больницах такие условия, чтобы детям могли помогать в противостоянии раку не только врачи и родители, но и психологи, социальные работники, волонтеры. ИА «Росбалт» предлагает всем включиться в эту борьбу. «Еще 10-15 лет назад диагноз «лейкоз» был фактически смертным приговором, — вспоминает заведующая отделением химиотерапии лейкозов Детской городской больницы №1 Эльмира Бойченко, — выживали лишь 5% детей, а тех, кто выжил, через пять лет, как правило, ждал рецидив болезни. Теперь же, обладая новыми знаниями, медикаментами и технологиями в области терапии лейкозов мы 6-9 месяцев интенсивно лечим ребенка, потом идет длительный курс приема лекарств, постоянное медицинское наблюдение. И через десять лет от начала заболевания мы можем сказать, что у ребенка нет никаких признаков лейкоза. Это называется на профессиональном языке «десятилетней бессобытийной выживаемостью».

Конечно, путь ребенка и родителя к выздоровлению нелегок. Он полон боли, поиска донорской крови, спонсоров для оплаты необходимых исследований и лекарств. «Я при первой же беседе на отделении ничего не скрываю от родителей, сообщаю, что будет страшно, будет тяжело, но надо держаться, не падать духом, выполнять все назначения медиков», — говорит доктор медицинских наук, профессор, заведующая отделением детской онкогематологии Городской больницы №31 Маргарита Белогурова. Безусловно, тот необходимый минимум, который нужен при лечении рака, оплачивается из системы ОМС. Но…Когда идет химио- или лучевая терапия, организм ребенка становится незащищенным перед любой инфекцией. Нужны сильнодействующие антибиотики и противогрибковые препараты. Они дороги, их практически не отпускают бесплатно, а флакон только одного пентаглобина, спасающего от сепсиса, стоит 8000 рублей. На курс необходимо от пяти до пятнадцати флаконов. Чтобы стратегия лечения была верной, необходимы постоянные высокотехнологичные исследования, за это тоже должны платить родители. Кроме того, ребенку нужна донорская кровь. Волонтер благотворительной организации «АдВита» Елена Грачева рассказывает, что после каждой публикации контактного телефона, по которому потенциальные доноры могут связаться с родителями ребенка, которому нужна кровь, обрушивается просто шквал звонков. А потом начинается. Чтобы сдать кровь, надо взять справку у терапевта и инфекциониста. Они работают в разные дни, потом надо найти время, чтобы сходит на станцию переливания крови. В выходные они закрыты, кроме первой станции, что на наб. реки Монастырки, 1. Зачастую люди так и не доходят до донорского пункта, так как не каждый может себе позволить несколько дней не приходить на работу. Елена Грачева убеждена: Петербургу нужен единый банк данных доноров, нужно создавать условия, чтобы люди могли сдать кровь в удобное для них время. «АдВита» три месяца назад организовала собственную диспетчерскую донорскую службу, и за это время уже удалось создать свой собственный банк данных доноров – около двухсот человек. Нужны не только доноры. Родители практически все время находятся с ребенком в больнице. А кто отвезет анализы, съездит за нужной справкой, оформит инвалидность? На детских онкологических отделениях не предусмотрено ни одного социального работника, ни одного психолога. В Петербурге, безусловно, есть общественные организации, которые, как могут, помогают родителям. Это и уже упоминавшаяся «АдВита», и Благотворительная организация «Дети и родители против рака», но нужны специалисты.

«Мы за всех – и за врачей, и за психологов, и законы разъясняем. Напряжение страшное», — комментирует ситуацию Маргарита Белогурова. Она сетует и на то, что многие годы на отделении 31-й больницы ни разу не появлялись врачи, которые проходят курс повышения квалификации. «Нужна онкологическая настороженность педиатров. Тогда мы не будем принимать на отделении детей с запущенными опухолями, с гемоглобином ниже всяких норм. Ребенок тает, как свечечка, а в поликлинике никак не могут понять, что происходит. И немудрено – ведь детской онкологии в медицинских вузах обучают всего…четыре дня»,- комментирует ситуацию Белогурова. Вызывает недоумение и то, что, в результате подписанного между комитетом по здравоохранению Правительства Петербурга и Территориальным фондом обязательного медицинского страхования соглашению, «законченный случай» онкологического заболевания в стационаре составляет 17,4 дня. «То есть мы после этого ребенка должны выписать, а на следующий день заводить новую историю болезни, переписывая туда все анализы. Иначе больница не получит денег от страховой компании», — говорит Белогурова. Еще одна проблема, которую можно решить только на федеральном уровне. В России нет регистра доноров костного мозга, а в ряде случаев только неродственная пересадка гемопоэтических клеток костного мозга спасает ребенка от лейкоза. На поиск донора в регистрах Европы и США требуется 15 тысяч евро, еще 2500 евро – на доставку трансплантанта. Даже в маленькой Армении существует свой регистр, а в Белоруссии поиск донора оплачивает государство. Ежегодно 130-140 детей в Петербурге и ленинградской области заболевают раком. Большинство из них врачи могут спасти. И требуется только внимание общества к этой проблеме. И осознание того, что при ряде выполнимых условий детский рак – это не фатальный приговор.

Галина Артеменко
Источник: http://www.rosbalt.ru/


Возврат к списку