Новости

4 Февраля

Простая работа - спасти ребенка

«АиФ Санкт-Петербург»
№51 2002

ПРОСТАЯ РАБОТА — СПАСТИ РЕБЕНКА.

На стенах отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных в Первой городской детской больнице висят картины. Обычные пейзажи, виды города — ничего выдающегося. Но полотна эти бесценны. Дар благодарных родителей. За каждым из них стоит жизнь ребенка. Ежегодно здесь спасают жизнь почти 1 000 новорожденных петербуржцев.

Впереди России всей

Отделение реанимации новорожденных в детской больнице на Авангардной самое крупное к России. Рассчитано на 30 коек. К счастью, полностью заполняется оно редко. Заведующий отделением, главный неонатолог Санкт-Петербурга Вячеслав Любименко без ложной скромности любит повторять, что его служба уже привыкла быть лучшей в России. Именно в Питере впервые стали применять высокочастотную вентиляцию легких, у нас работает единственная на всю страну группа респираторных терапистов. И главное, показатель смертности среди детей до года самый низкий по России. Даже лучше, чем в Москве. «Мы уже вплотную приблизились к таким странам, как Финляндия и Швеция, — говорит Вячеслав Любименко. — Двадцать лет назад в городе на тысячу родившихся живыми детей приходилось 18 смертей. Сегодня 5,5. Это огромный прогресс. В среднем по России этот показатель и 14,7, а в европейских странах 4-4,5. И, хотя большую долю в этих цифрах составляет именно неонатальная смертность, то есть в первый месяц жизни, снижение младенческой смертности, конечно, общая заслуга и акушеров, и реаниматологов, и неонатологов. К нам часто приезжают специалисты из других регионов и спрашивают, как нам удалось добиться таких результатов. Если честно, я даже не знаю, что им ответить, мы просто работаем».

Здоровых детей больше нет?

Правда, существуют и другие показатели. Например, статистика утверждает, что сегодня патологию беременности имеют 80% рожающих женщин. А значит, и у ребенка непременно возникнут проблемы со здоровьем. Многие специалисты даже утверждают, что сегодня здоровых детей вообще не рождается. «Отчасти это так, хотя мне этот показатель кажется несколько завышенным, — говорит Вячеслав Андреевич. Увеличение числа диагнозов происходит не потому, что стало больше больных детей, а потому, что врачи стали больше обращать внимание на мелочи. Сегодня различные болезни на первом месяце жизни врачи находят примерно у 20% малышей. Значит, остальные родились здоровыми. Но если бы каждого из них осматривал консилиум профессоров, то, думаю, ни одного здорового они бы, действительно, не нашли. Самые распространенные сегодня диагнозы — энцефалопатия и задержка внутриутробного развития. Причем критерии для постановки диагноза весьма расплывчаты. Врачу что-то не нравится, и он на всякий случай перестраховывается. На массаж направление даст, лечения назначает. Через некоторое время подозрительные симптомы исчезнут и сами по себе, но статистика заболеваемости растет. Кстати, интересный факт. Многолетняя статистика свидетельствует, что самых тяжелых детей, которые требуют реанимационных мероприятий с самого рождения, несмотря на все колебания рождаемости и ухудшение социальных условий, как рождалось в Петербурге около 2000 в год, так и рождается».

Больше половины этих детей попадает в больницу на Авангардной. Здесь лежат глубоко недоношенные младенцы, или, как говорят неонатологи, новорожденные с экстремально низкой массой тела — меньше килограмма. Когда видишь эту кроху в инкубаторе, кажется, что он весь на ладони поместится. У многих врожденная патология развития внутренних органов: недоразвитый пищевод, диафрагмальная грыжа, когда кишечник проваливается в область грудной клетки, пороки сердца.

«Вот только что отвезли в операционную малыша, у него практически нет левой половины сердца, — качает головой Вячеслав Любименко, — предстоит тяжелая операция, как сложится, пока не ясно. Со многими пороками развития не могут справиться самые современные медицинские технологии, например, с пороками мозга. Хотя сегодня летальность у малышей с хирургическими патологиями всего 4%, а начинали мы четверть века назад с 60%. Еще недавно выживало всего только 5% младенцев, родившихся с массой тела меньше килограмма. Сегодня мы «вытаскиваем» почти 80%. Правда, к сожалению, почти в половине случаев неизбежна инвалидизация. У недоношенных младенцев с массой тела больше килограмма проблем в дальнейшем гораздо меньше. Здесь всё решает опыт, который накапливается десятилетиями.

А вот проблему пороков развития может решить только развитие дородовой диагностики. Многие вообще не проходят такую диагностику, у многих врачи ничего не находят или находят, но уже поздно. На весь город есть всего 2—3 аппарата, которые могут выявить пороки развития сердца на ранних стадиях беременности. Кроме того, тяжелые роды должны проходить не в роддомах, а в перинатальных центрах при многопрофильных стационарах, где с самого начала беременности женщина будет находиться под наблюдением разных специалистов. Где рядом и реаниматолог, и кардиолог, и нефролог... Так, как это происходит в западных клиниках. Всего на город требуется 3-4 таких центра, но пока не удается пробить даже один».

Сиамские близнецы

Самый крохотный пациент доктора Любименко весил всего 570 граммов К сожалению, этого младенца выходить не удалось. Зато несколько лет назад в отделении провели успешную операцию по разделению сиамских близнецов. Всего в практике Вячеслава Андреевича было три таких попытки. Первые две оказались неудачными. Слишком сложные случаи.

Последний оказался попроще. Близняшки срослись только животом и печенью. Операцию проводили сразy две бригады хирургов. А после того как все прошло успешно, близняшек долго буквально прятали от телевизионщиков. Боялись сглазить.

«Какая-то связь между близняшками осталась и после разделения, — рассказывает Вячеслав Любименко — Как только один выдавал температуру, через полчаса она поднималась у второго. У одного тахикардия, значит, жди тахикардию у второго. Так продолжалось, пока мы не помести ли их в один инкубатор. С тех пор все близнецы, попадающие к нам, лежат только вместе».

Чудеса — это реальность

Уникальные операции — редкость. Главное — выходить малыша. А для этого, уверен Вячеслав Любименко, ему требуется обеспечить всего пять условий: тепло, еду, дыхание, чистоту вокруг и, самое главное, любовь персонала. Даже когда в отделении не было суперсовременных медицинских технологий, если персонал влюблялся в ребеночка, он обязательно выживал. Поэтому отделение реанимации новорожденных единственное, куда обязательно пускают родителей, бабушек и дедушек. «Даже если хотят крестить ребенка, мы не возражаем, — говорит Вячеслав Любименко. — Был у нас удивительный случай. Поступил тяжелейший ребенок, мы сделали все что могли, но надежды его выходить практически не было. Вдруг вечером приходит бабушка, спрашивает, можно ли его крестить. А времени уже восьмой час. Разрешили. Она отыскала батюшку, привезла, совершили обряд. Прихожу следующим утром в отделение — у ребенка всё в порядке. Ну не должно было такого произойти по медицинским показателям! Хотя я не верующий, но чудеса все же случаются».


Возврат к списку